ПОДЕЛИТЬСЯ

Фонари светили ярко, помню. Вечер был прекрасный. Облака малиновые. Закат как вишневое варенье. Душа развернулась. Иду домой. В пакете кекс с цукатами. Декабрь. Скоро Новый год. Смело предвкушаю тепло и покой. Отчетливо вижу, как буду пить чай с кексом, сидеть перед телевизором и смотреть какую-нибудь мелодраму.

В три прыжка преодолеваю последние ступеньки в доме, в нетерпении развязываю пояс пальто. А во рту уже сладко. В двери своей квартиры обнаруживаю предупредительную бумажку: «Ваш долг за отопление и горячее водоснабжение составляет такую-то сумму, и в случае неуплаты до такого-то числа вы будете отключены». Слово «отключены» подчеркнуто красным маркером. Два раза подчеркнуто!

Я стою… и как-то уже никуда и не тороплюсь… Стою и соображаю, как буду доказывать, что неделю назад оплатила все счета через интернет. Конечно, кто-то все эти бумажки в дверях даже не читает. Вон, сосед наш, Славик, открывает дверь не глядя. И все его счета, рекламы, предупреждения, угрозы кружат по лестничной площадке листопадом. А он живет в ладу с собой. А у меня, знаете ли, после пионерии и комсомолии, нервная система хрупкая. И если на бумажке слова красным подчеркнуты, я напрягаюсь всем организмом.

Переступила порог квартиры, как рухнувшую берлинскую стену. Какой там чай с кексом! Пусть скажут спасибо, что в холодильнике еда готовая есть!

Ночью спала плохо. Не то чтоб мне снились кошмары. Сны хорошие. Но я все время то вязла в сугробах, то шла на ощупь в темноте, то в холодной землянке пила кипяток из алюминиевой кружки. Между отдельными сценами я просыпалась и начинала прислушиваться к молчанию батарей. Несколько раз вставала, чтобы потрогать их – не остыли ли…

Утром решила помыться до седьмого скрипа. Кто знает, может, в последний раз в этом году. Поставила два больших термоса. В одном шиповник заварила, в другом просто кипяток. Так надо. На всякий случай закрыла все окна. Пусть тепло копится…

Ровно в девять часов я начала звонить по телефонам, указанным в предупредительной записке. Их было два. По одному номеру никто не отвечал. На другом звучал Полонез Огинского. Я звонила, как и полагается звонить в госорганизации, навязчиво и долго. Пусть у меня были дела. Пусть!

В девять сорок, наконец, услышала невозмутимое: «Алло». Плюньте в лицо тому, кто скажет, что наши госорганизации не работают! «Алло» прям через телефонную трубку пахло духами «Быть может». Я чуть не захлебнулась от счастья. Но вспомнила все свои проблемы и смогла сказать в трубку только «Му».

– Говорите уже! – нетерпеливо продудели мне в ухо.

Мне показалось, оно пило мой чай. В подстаканнике. Чтобы не задерживать занятого человека, я попыталась максимально за короткий период времени обрисовать всю картину своего отчаяния.
– Ну, заплатили и заплатили, хорошо, – ответило мне спокойным голосом существо на том конце провода, и я представила, как оно поправило бусы.

Чуть обнаглев, я блеющим голосом потребовала проверить дошли ли мои деньги до адресата.

– Да, вот они ваши деньги! Вижу, не беспокойтесь. Мы перед Новым годом всем такие уведомления отправляем. Чтоб должников не было. (пи-пи-пи)

…Приоткрыла окно. Дышу свежим воздухом. И думаю, что же это за система такая, в которой мы живем, где даже угрозам серьезных организаций верить нельзя… Заварила чай, разрезала кекс:)

Автор: Лора Булах, Останівка 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ