ПОДЕЛИТЬСЯ

Был у меня в младших классах 16-й школы друг, Сережка Горобчик. Кроме своей фамилии, он был еще замечателен тем, что посещал спортивный кружок, умел есть молочные пенки и интеллигентно, по-детски был в меня влюблен. То есть, «мой портфель в его руках» и на этом точка, поскольку были мы в таком чудесно-нежном возрасте, когда каждый из нас, тайно и по-своему, еще боялся Того, кто в темноте.

Однажды, в традиционно замечательный день, Горобчик решился на поступок – предложил мне разнообразить учебные субботние будни сказочным прогулом последнего урока. Первым в нашей жизни!
Накупив в школьном буфете по 6 пирожных с кремом «Корзинка», два третьеклассника отправились на зоорынок смотреть на хомячков. И друг на друга. План был таков:
а) быстро выбрать Горобчику хомячка на день рождения (у него был целый рубль!);
б) отметить покупку пирожными в парке напротив.
Но, увы, у входа в зоорынок стояла большая грузовая машина, которая… пищала! Подошли. Цыплята! Живые! По 5 копеек цыпа! Стояла очередь. Тетка, она же продавец, жменей загребала желтые комочки и бросала людям в подготовленные коробки.
У нас мгновенно родился план в). Мы решили купить цыплят на Горобчиков рубль. По 10 штук ему и мне (еще одна акция с его стороны). Коробок у нас не было. Поэтому было решено переложить учебники в один портфель, подготовить второй для переноски солнечного счастья, а «банкетные» пирожные съесть немедленно, прямо в очереди.
Мы обсуждали что-то невероятно важное и давились ими на глазах у толпы. На третьем меня чуть не стошнило, но цыплячий писк дал мне силы надкусить четвертое. Горобчик держался молодцом и даже предложил мне помощь. Но мозг мой настолько перебрал глюкозы, что неожиданно сгенерировал идею – в последних пирожных поедать только крем, песочные корзиночки нам нужны будут для кормления цыплят, которых, вероятно, в инкубаторе не покормили! Риали фанни. Чисто женская идея!
Тетка, глазом не моргнув, насыпала нам в портфель 20 живых желтков, и теперь пищали уже мы.
С такой озвучкой нас встретила во дворе моя заплаканная мама, которая за это время уже два раза успела побывать в школе. Горобчик, сообразив, что его мама ничуть не в лучшем состоянии, быстро ретировался, оставив на всякий случай мне на воспитание свою порцию пушистого золота.
– О, смерть мухам и комарам! – сказал мой папа и ушел.
Бабушка молча принесла коробку, а потом мы вместе с ней варили цыплятам пшено. Счастье было в зените.
Разговор с родителями, конечно, состоялся. Но потом. К тому моменту петушки уже кукарекали.
И, кстати, я до сих пор не люблю пирожные с крэмом.

Автор: Лора Булах, Останівка 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ