ПОДЕЛИТЬСЯ

Как-то прошлым летом я сидела в метро и читала «Превращение». На этом месте можно было бы и закрыть глаза. Но тут что-то дотронулось до моей щеки. Холодно и щекотно так. «Наверное, это чья-то рука», – подумала я. Но нет, это оказалась… бабочка. В вагоне метро! О, Боже… Ну, это логично, плохие люди должны быть наказаны за то, что не прочитали «Превращение» в школе, а читают сейчас, в старости и в метро.

Я боюсь насекомых еще больше, чем высоты! Для многих насекомые – это жучок, паучок, стрекозка. Для меня – гималайский медведь, электрический скат и вымерший саблезубый тигр. Я выдохнула от ужаса и вжалась в рядом сидящего мужчину. Мужчина от такой близости обалдел и растянулся в улыбке. Все близлежащие окна в вагоне были прикрыты, но бабочке было все равно. Она пошла вверх по окну, топая, как слон, села и уставилась на меня.

Знаю, некоторые считают, будто бабочки красивые. Ничего красивого в этой усатой гусенице с крыльями я не видела. Я нервно закрыла книгу и стала краем глаза рассматривать ее профиль. В профиль она мне казалась особенно гадкой: все эти кривые ноги, глупые глаза, гусарские усы, шерсть… Господи, зачем все это…

Бабочка начала медленно двигать крыльями вверх-вниз, вверх-вниз. Как будто коршуном собиралась вцепиться в мою голову. Я оцепенела и стала тяжело дышать. Мне хотелось со всей силы смахнуть ее сумкой. Но я не могла так поступить с живым существом. К тому же меня осудило бы высшее общество. И Кафка, который лежал в сумке. Вот так и ехала я на работу – вся в ужасе, ненависти и в новой юбке.

К своей остановке готовилась заблаговременно. Ртутью протекла сквозь толпу и встала у входа первой. «Ну, прощай, зараза», – попрощалась я с усатым монстром и мысленно сделала нижний брейк. Доехала нормально, бабочка не кинулась на меня. Я выпрыгнула из вагона, вдохнула побольше воздуха, выровняла спину.

На работе посмотрела на себя в зеркало и обнаружила на щеке какую-то метку. Похоже, бабочка насыпала на меня свою пыльцу, с которой я еще 10 минут шла по улице.

Вот тут уместно уронить слезу на бедро. Тут, кстати, и проверяется, действительно ли мои коллеги понимают меня. Иначе это вынести невозможно. Потому что они смелее меня. И им смешно. Они отсмеялись и пошли работать. Периодически заглядывая с улыбкой в мой кабинет, чтобы проверить, бьется ли мой пульс.

Автор: Лора Булах

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ