ПОДЕЛИТЬСЯ

Представила, что вдруг вышла из подземного перехода в год, скажем… 1988… В балетках, которые себе купила, работая на летних каникулах няней в детском саду. В юбке-плиссе, сшитой тетей Надей за полцены из ткани, привезенной папой из Риги. На длинных ногах, они мне достались бесплатно. Августовский, пока еще теплый дождь. Эх, а у меня – химическая завивка.

Светятся витрины. Парикмахерская «Усмiшка», Фото, Хлеб. А направо Галантерея. Там что-то выбросили! Что-то дают! Пока не видно. Похоже дезодоранты Dzintars. Но все стоят в очереди. Стою и я.

Стою и думаю о Юрке. Юрка на два года старше. А Юркин брат – военный. Служит в ГДР. Как он чертит, как он курит, как тушит окурки! Я перестаю дышать, когда он оборачивается, почувствовав мой взгляд. «Да дыши», – говорит он и молча улыбается. И все…

Ой! Точно, таки дезодоранты выбросили!

– Да, я последняя. Как не занимать?! Я уже стояла! Спасибо… За мной просили не занимать!

Дождь все сильнее. Я кладу флакончик бежевого цвета в сумку, сумку – на голову и бегу, перепрыгивая через лужи. Сворачиваю в свой переулок и сталкиваюсь с соседкой.

– Лора! Это где ж Dzintars выбросили?.. А… Уже нет?

Забегаю во двор, останавливаюсь на минуту, потому что сердце вдруг стучит быстро-быстро и вижу полоску бумаги в двери. Открываю дверь – листок падает на пол. Я сбрасываю балетки, швыряю на пол сумку, не включая свет, иду на кухню и пью воду из-под крана. Потом подхожу к окну, раскрываю листок и читаю: «Вы зачислены на первый курс Киевского медицинского училища № 2. Занятия начинаются первого сентября 1988 года по адресу…»

Я смотрю на свое отражение. Оно так светится, что дождь за окном пытается его смыть. Мое лицо растягивается улыбкой и уже почти искажается. Чтобы остановить это, я прикасаюсь к холодному стеклу.

В комнате, забравшись с ногами в кресло, звоню маме на работу.

– Ну, слава Богу. А папе уже звонила? – интересуется мама.

Я включаю проигрыватель и начинаю кружить по комнате, задевая ногами клубки шерсти, пронизанные спицами. Кружусь все быстрее и быстрее. Все мелькает, даже недовязанный свитер.

Наконец, валюсь на диван. Мне так хочется позвонить Юрке и прокричать ему в трубку, что я сдала эти чертовы экзамены. И что видела свою фамилию в списках поступивших! Но вспоминаю, что у него нет телефона. У него нет телефона, а у меня нет его…

Ставлю чайник. Достаю плавленый сырок «Дружба» и жую, запивая сладющим индийским растворимым.

Я становлюсь взрослее. Новые друзья. Новая жизнь.

1988 год. И удивительное состояние, когда легко разрешить себе быть собой.

Автор: Лора Булах, Останівка 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ