ПОДЕЛИТЬСЯ

…По плешинам седого угрюмого острова двигалась, спотыкаясь о кочки, темная фигура. Вот ее уже можно разглядеть – это сутулый монах с морщинистым лицом. В его глазах – боль, хоть криком кричи! А губы упрямо твердят одно и то же: «Господи, помилуй! Господи, спаси!..»

Мне не передать этого надрыва человеческой души лучше, чем это сделали Мамонов с Лунгиным.

…Мне не стать вторым Тарковским, Параджановым, Рязановым. Мне тем более не быть вторым Александром Сергеевичем или Львом Николаевичем. Мои строки вряд ли меня переживут и уж конечно не станут мировой классикой.

Моим черным квадратом не будут любоваться ценители искусства, потому что в это время они будут стоять у квадрата Малевича.

Под мою музыку не будут вальсировать влюбленные пары в бальной зале, потому что я не стану вторым Штраусом.

Мне не быть вторым… А нужно ли?

Быть вторым – это повторить кого-то. Но, как ни старайся, это все равно невозможно.

Быть вторым – это стать копией первого. Это значит потерять самого себя. Потерять бездонное, неизведанное и непостижимое. Потерять все то, над чем так усердно трудился Творец…

Быть вторым – это значит отказаться от возможности узнать себя. Настоящего. Такого, каким придумал меня Бог задолго до того, как я пришла в этот мир великих. Это значит лишить себя и Его возможности довести до совершенства драгоценный камень. Остаться бесформенным куском драгметалла. Без шлифовки и четких ровных граней. С темным налетом, из-под которого лишь изредка что-то робко поблескивает…

Да-да, именно робко. Неуверенно. С ворохом сомнений: «А правильно ли я делаю? А поймут ли меня? А имею ли я на это право?» Сделаешь шажок – и боишься. Кого? Людей? Скорее, самого себя. Потому что, зачастую, оказываешься не готовым к себе. Бездонному, неизведанному, непостижимому. Хотя каждую секунду своего бытия чувствуешь, как в тебе бушуют стихии неимоверной силы. Порой удивляешься: откуда во мне все это? К сожалению, все это так и остается невысказанным, невыплеснутым, нереализованным. Так и ходишь с этим непомерным грузом, пока не потеряешь где-то по дороге…

А потом читаешь, как мчится у Гоголя птица-тройка по бескрайним степям, и думаешь: моя птица-тройка не побежит так же быстро, как у Николая Васильевича. Слушаешь Моцарта – думаешь: мне не быть вторым Моцартом. Смотришь спектакль – мне не быть вторым Станиславским. Любуешься архитектурными завитушками Растрелли – мне не быть вторым Растрелли. А нужно ли быть вторым?..

Нужно ли быть вторым, когда в тебе потенциал быть первым? Быть первым – это не значит мчаться на коне впереди всех, стоять на пьедестале, держа в руках золотой кубок, или срывать море аплодисментов и уезжать после концерта в лимузине, забитом цветами.

Быть первым – это явить все невидимые грани себя. Бездонного, неизведанного, непостижимого. Это дать Творцу возможность отшлифовать себя и заблистать, принося радость Ему и всему миру, пусть даже своему маленькому…

Да, я не сделаю многих открытий. Их сделали до меня более великие люди. Я не повторю многих подвигов. По разным причинам… Одна из них, потому что меня ждет мой подвиг. Его совершить смогу только я. И никто другой. Потому что Бог доверил его мне.

Быть первым – это совершить подвиг над собой.

Автор: Ирина Матвиенко, Останівка 

На превью кадр из к/ф «Остров»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ