ПОДЕЛИТЬСЯ

Если бы жизнь могла быть немножечко проще. Немножечко проще и черно-белее, понятнее что ли. Чтоб белое – это белое. А черное – это черное.

А чтоб так было, надо называть вещи своими именами. Ложь – ложью. Правду – правдой. Честно, справедливо. Без полутонов.

А без полутонов. Честно чтоб, справедливо не получается.

Упрощать не получается. Как ты, к примеру, упростишь материнство? Или близкого потерю? Как?

Вот, казалось бы, два цвета: черный и белый. Они же радикально разные, абсолютно. Все же понятно, какого цвета перед тобой твое грустное или светлое.

Вот, казалось бы, семь клавиш. Семь. Всего лишь. Но начинаем же играть. Каждый раз начинаем и каждый раз что-то свое. Каждый.

Неправильно усложнять жизнь. Ни себе, ни другим. Никто об этом не мечтает же. Наоборот.

Но вот какая штука… Чтобы было что упрощать, нужно же с чем-то сложным работать. Чтобы было как парить там, сверху, красиво, надо же от чего-то здесь, снизу, от некрасивого оттолкнуться. Понимаете?

Нет смысла потому говорить с подростками о простых вещах. Им очевидно. Они же бунтари. Все так и не иначе. Им нечего упрощать. У них сложное не созрело еще и слава Богу.

Я к чему это. К тому, что если уж так случилось, что мы не фотографии с вами. Что мы динамичны и склонны к развитию, если настройки заводские, не сбитые криворуко. Если уж не очевидные мы, а сложные все-таки, то, может, не бояться этой сложности-то? Может, упрощая – и никак иначе! – свою жизнь, отношение к ней и ее к нам, проходить все, а? Не искать обходных путей, не стоять на месте, а идти. И упрощать то, что подержали в руках. Переварили в голове. Пережили в сердце.

Упрощать то, чего коснулись и что коснулось вас.

Упрощать не прочитанное, правильное, чье-то. А свое. Увы, но да, свое, пережитое свое.

Когда у белого оказывается миллион оттенков, а у черного – еще больше. Когда угол восприятия правды шире и он не один. Когда ты уже не один, а значит, учитываешь чье-то мнение еще. Кого-то еще такого живого, кто не фотография.

У – упрощать.

Что можно – быстро, легко, радостно. Что невозможно, играя свои семь нот. Каждый раз заново. С мозолями, нервами, отчаяньем. Но играя. Чтоб потом шедевр. Легко так сыграть. Просто так. Раз – и аплодисменты.

Главного не упростишь. Главное можно только П.

Пережить.

Сложно. Самому. Пережить.

Автор: Инга Че, Останівка 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ