ПОДЕЛИТЬСЯ

Есть много вещей, которые меня до сих пор не отпускают из прошлого. Правда, держат уже не за горло. Но ведь держат.

Знаете, тесты, вопросы философские все эти, мол, если бы вы могли вернуть все вспять, то что изменили бы? Я злюсь. Я злюсь, потому как точно знаю, что, явись этот джин мне сегодня, я бы стояла с отстраненным взглядом. Я бы понимала, что мне нечего ответить. Не потому, что не о чем сожалеть, нечего исправить. Нет. Я стояла бы как вкопанная, не попробовав, даже гипотетически, сделать себя счастливой, просто потому, что абсолютно не знала бы, как это сделать.

Никто не знает, в какой момент, на самом деле, становится плохо. Это как в болезни – ведь не сразу же температура и очевидные симптомы. И ты приходишь к врачу, а он тебе: а где же вы раньше были? А где я была? Да в жизни, в обычной своей, абсолютно нормальной, будничной жизни.

Но вот происходит что-то страшное, непоправимое. Что-то, после чего жизнь прежняя невозможна. Что-то, к чему надо привыкнуть. Хотя бы вид сделать, что привык. Хоть что-то, чтобы к концу жизни успеть быть вновь счастливым.

Когда болеет тело. Когда болеет душа. Когда дух болеет, надломлен. Тогда никто не может сказать, а как оно, на самом деле, правильно болеть. Никто не знает, как правильно выздоравливать. И сколько времени на это нужно. И как себя при этом правильно вести. Чтоб не стыдно потом, что ли. Чтоб потом не сожалеть.

Я, честное слово, не знаю, что могла бы ответить возможности изменить прошлое, чтобы быть более здоровой сегодня. Чтобы быть более счастливой. Так бы и стояла с открытым ртом. Пытаясь понять, а на самом ли деле сегодня я больна.

Автор: Инга Че, Останівка 

На превью фрагмент фото из архива design-dautore.com

ПОДЕЛИТЬСЯ
Предыдущая статьяУ пошуках альма-матер
Следующая статьяМысли на стенку
Жена, мама, хороший человек. Честно не знает, как себя точно охарактеризовать. Но знает точно, что если говоришь, если пишешь о хорошем, то должен изначально таким быть. Такой. Быть.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ