ПОДЕЛИТЬСЯ

Сегодня у нас ударил мороз и даже немного мело. Все вокруг огорчаются столь ранней зиме, холодам и коммунальному неустройству. А я, ежась на ледяном ветру, почему-то думаю о птичьем гомоне…

Когда случается что-то плохое, не обязательно даже трагическое, например, ранние холода, я стараюсь думать о чем-то хорошем. Это не осознанный выбор или решение, а, скорее, инстинкт самосохранения.

В такие моменты почти всегда мысли обращаются к детству. Детство – это настоящий период невинности, когда ты еще ничего не знаешь о добре и зле, и уж тем более о смерти. Детство умеет жить одним днем и радоваться мелочам (вот уж мудрость мудростей). Беспричинная радость бурлит живым ручейком внутри, наполняя все вокруг смыслом.

Стылое и промозглое утро. Тороплюсь на работу, укрывая лицо от снежных колючек, пробегаю между притихшими высоченными тополями в нашем дворе, и вдруг меня настигает воспоминание о весенних утрах в нашей старой квартире.

Апрель. Выходной день. Какое счастье, что не нужно идти в ненавистный детский сад. По моим закрытым векам, лбу и щекам пляшут теплые солнечные зайчики, а из открытой форточки в комнату врывается птичий гомон. Этот многоголосый хор вбирал в себя высокие ноты синичек и воробьев, оттенялся низкими сорочьими криками, разбавлялся курлыканьем голубей. И было во всем этом такое количество радости, что хотелось сразу вскочить с постели, броситься на шею маме и целый день делать много-много-много разных хороших дел.

Прошло много лет. Мы давно переехали из старой квартиры. А в окно моей нынешней спальни весной доносятся только ворчливые сорочьи крики. И радость все реже вот так просто оглушает меня. Но я знаю – она там, внутри моей памяти вместе с птичьим гомоном и периодом невинности, где я ничего не знаю о добре и зле и о смерти…

Автор: Ольга Пак, Останівка 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ