ПОДЕЛИТЬСЯ

Он жался к обочине, ерошился и хохлился, выставляя изувеченное, переломанное крыло. Солнце садилось, и осенняя прохлада окутывала улицы города. Становилось сумрачно, тоскливо, и от этого невидимая рука бессилия сжимала горло все крепче при каждом взгляде на уставшую ослабевшую птицу.

Люди – те же птицы. Созданные летать, мечтать, творить, петь, любить красоту и быть свободными. Вот только не всегда данное нам изначально Богом удается уберечь и сохранить. Порой мы лишаемся бесценного именно по воле Небес. Теряем любимых, детей, друзей, здоровье, беспомощно волоча за собой сильные прежде крылья. Закрываем от усталости и боли припухшие воспаленные веки. Пытаемся обогреться невесомым пухом бесконечных верениц размышлений о том, как и для чего жить теперь.

Проходит время, и радость не спешит вновь постучаться в дверь с букетом неожиданных приятностей наперевес. Но вместо нее уверенно и неторопливо в твое святое святых ступает красота. Приоткрывающая неприметное доселе в глубине тебя самого и многих других – близких и ставших такими далекими за последние долгие дни и месяцы. Расплескивающая сочные краски на листья, шарфики и прямо в глаза случайных прохожих. Увлекающая за собой в глубину, вдаль от избитых, шаблонных рассуждений о непознанном вечном и безгранично мудром.

Разложив содержимое своих чемоданов по местам, красота обустраивается на новом месте, согревая новое жилище домашним уютом. Расставляет цветные фотографии-воспоминания в теплых деревянных рамках на видных местах каждой внутренней комнаты. Нежно и заботливо ухаживает за посаженными в мягкую влажную от слез почву семенами-росточками любви и внимания. Шуршит страничками добрых книг испробованных рецептов, добавляя питательные ингредиенты и свежие пряности, придающие жизни новую силу и вкус.

Однажды поселившись глубоко внутри, красота умудряется прорасти сквозь любые прочные саркофаги безразличия, отчужденности и боли. Выворачивая изнутри твой мир наизнанку, она учит всем подаренным ею щедро делиться, раздавать пригоршнями направо и налево, мерою доброю, утрясенною и переполненною.

Даже если собственные крылья так и не смогут уже никогда взмыть в манящие синевой бескрайние небеса.

Автор: Ольга Луценко, Останівка 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ