ПОДЕЛИТЬСЯ

Ирина – автор и руководитель проекта «Останівка», главный редактор издательства «Книгоноша», редактор русской версии в RISU, автор книги «Записульки» и мама пятерых детей. За ее спиной два высших образования. Она редко хвастается своими достижениями в соцсетях, не развивает личный бренд, но ей однозначно есть что сказать. Поэтому когда мне представилась возможность взять у Ирины Матвиенко интервью, я не думала ни минуты.

Когда-то ее острый, но справедливый комментарий стал толчком к моему развитию. А спустя несколько лет она стала моим первым редактором. Это был крутой опыт. Ирина создала настоящую виртуальную творческую мастерскую, в которой невозможно писать плохие тексты.

Мы поговорили о том, как ей удается совмещать материнство и воспитание детей, из чего состоит рабочий день работающей мамы, где искать вдохновения творческому человеку и существует ли «одно дело на всю жизнь».

– Ира, ты недавно написала «Будь у меня возможность, я бы бороздила океаны, играла в театре, писала научные труды, преподавала в школе или вузе, занималась бизнесом или телепродакшном, возглавляла компанию или общественное движение, организовывала и вела проекты и тд. Я могла бы быть капитаном корабля, актрисой, режиссером, преподавателем, ученым, следователем, психологом, психотерапевтом, сценаристом, журналистом, продюсером и тд.». Ты считаешь, что ошиблась в профессии? Вообще, ты веришь в «одно дело на всю жизнь»?

– Практически все из перечисленного я делала или пробовала. Это не мои детские несбывшиеся мечты. Я не ошиблась в профессиях. Да, их у меня не одна:) Но не это главное. Главное, что чем бы я ни занималась, я старалась выкладываться на свои тогдашние 100% и получать удовольствие от работы. Еще очень рада тому, что научилась использовать по-максимуму весь багаж знаний-умений-навыков. Так что не о чем жалеть.

Есть люди, которым удается посвятить себя одному делу на всю жизнь. Это здорово! Я не из таких. Я скорее из «мультипотенциалов». Мне многое интересно, но все это многое не диаметрально противоположное, а пересекается. Мне удается отчасти создавать внутри себя своеобразную синергию профессий.

– Какую из всех жизненных ролей считаешь главной? Кто ты прежде всего?

– Прежде всего, я – человек. Не скрою, очень хочется стать с большой «Ч». Чтобы моя жизнь была не напрасной. Конечно, еще я женщина-жена-мама-дочь-друг-редактор и т.д. Но это уже следующее.

– Ты как-то писала, что работаешь по 10-12 часов. Для сложного интеллектуального труда это большая цифра. Как тебе удается держать себя в тонусе весь день?

– Раньше удавалось лучше. Сейчас иногда разрешаю себе минут 20-30 днем подремать или просто все отложить на полдня и отправиться на кофе сама либо с кем-то из друзей. Но, конечно, это не отражается на моей работе. Последнее время работаю, в основном, редактором и веду свой интернет-проект «Останівка». И если я не сижу с буквами, мой мозг продолжает упорно разрабатывать какие-то идеи для проекта. Поэтому все равно он работает 10-12 часов.

– Всегда хотела спросить: как выглядит рабочий день Ирины Матвиенко?

– Мой будильник звонит в 05:40. В 08:00 я сажусь за работу. Так как работаю на двух работах, плюс свой проект и фрилансерская работа, то лавирую между задачами по мере поступления. Конечно, есть перерывы и строгое соблюдение правила «Война войной, обед – по расписанию». Параллельно выполняю необходимую домашнюю работу, решаю «детские» вопросы. В 18:00 закрываю ноут. После ужина возвращаюсь к работе, если есть что-то срочное-важное. Если нет – могу что-то почитать по самообразованию, отложенное за день, поработать по своему проекту. Отбой в 22:30–23:00, если не надо ждать мужа с работы. Сейчас я уже не работаю до 2-3 часов ночи и по субботам-воскресеньям. Стараюсь отдыхать от букв. Но идеи – такие идеи! Залетают не спрашивая:)

– Какой этап работы нравится больше всего?

– Любимый этап – разработка концепции проекта. Всегда этому уделяю много времени. Надо же все продумать до мелочей. От идеи-послания-фишек до того, «как будем прощаться»:) Дальше дело техники, ведь намного легче работается, когда ты знаешь, куда, как и зачем двигаться.

– Насколько я знаю, ты не уходила в декретный отпуск, даже когда дети были маленькими. Правда, всегда работала из дома, чтобы быть рядом. Это довольно сложно. Детям сложно понять, как это мама на работе и не может сейчас поиграть/почитать/погулять/посмотреть с ними мультик, когда вот она сидит в соседней комнате. Как ты решала эту задачу? Как договаривалась с домашними?

– С первыми четырьмя детьми я официально была в отпуске девять с половиной лет. Но фактически – ни дня.

В это время я убирала офис компании по соседству, работала с медийными проектами, издавала газету, писала статьи, редактировала книги и журналы, занималась телепродакшном, частным предпринимательством. Ездила на  встречи с заказчиками, на съемки, в командировки, на конференции, работала в офисе, удаленно, с частичной занятостью. Только последние девять лет я работаю со всеми удаленно из дома. С пятым ребенком я просто сообщила своим работодателям и заказчикам, что мне нужно съездить в роддом и по возвращении через неделю вернусь к работе.

Дети всегда были соучастниками моей или нашей с мужем работы. В некоторых проектах – активными помощниками. Они видели, что мама, сидя за компьютером, не в игры играет, а работает. Что есть время, когда я могу сразу ответить на их вопросы, чем-то помочь, а есть — когда им нужно набраться терпения и подождать, пока я закончу работу. Они делали домашнее задание рядом со мной за обеденным столом. Я работаю, они тоже. Я установила правила, постаралась их объяснить, логически расшифровать пользу их соблюдения. Конечно, не было без исключений. Но это уже нюансы. Так что, все просто. Не было никакого героизма. Это моя жизнь. Мои предлагаемые обстоятельства.

– Что восстанавливает твои батарейки?

– У меня нет какого-то одного рецепта. Стараюсь, учусь задавать себе вопросы, что мне нужно сейчас, что хочется. Если это желание уже четко сформулировано, взвешиваю, могу ли осуществить. Иногда это не так и сложно: посмотреть на красивое, поразрисовывать картину, полежать, почитать книгу, посмотреть фильм, приготовить себе кофе-чай-салат, побродить по набережной, послушать музыку, пообщаться с детьми, с друзьями, сводить себя в театр-на экскурсию-в кафе, посмотреть в небо, надышаться водой…

– Ира, ты здорово пишешь. Твои тексты очень глубокие, но в то же время читаются на одном дыхании. Но ты редко пишешь. Почему? 

– Спасибо. Раньше писала чаще и больше. Сейчас, да, правда, намного реже. Больше размышляю. Ищу и жду ответов. Пытаюсь после долгого периода растворения кристаллизоваться – ощутить себя. Настоящую. Потому что очень хочется те 10-20-30-40 лет, что у меня впереди, не пробыть, а прожить.

– О чем хотелось бы поговорить с читателями? 

– Мне очень интересен Человек: что им движет, чем он живет, чем дышит. Обожаю детали. Особенно те, что запускают механизм трансформации. Люблю живые истории – не пластмассовые, не выдуманные-надуманные-продуманные. Вот об этом хочется говорить.

– Поделись, пожалуйста, пятеркой книг и фильмов, которые тебя впечатлили.

– В школе сильно зацепили повести Анатолия Алексина своей реалистичностью и человечностью. «Сто лет одиночества» Маркеса потрясла в студенческие годы. Помню, даже «сделала день» преподавателю по зарубежке, став зачинщицей целой дискуссии на семинаре. Рассказы Чехова покорили своей точностью, лаконичностью и глубиной. «Честь имею» Валентина Пикуля проглотила, пытаясь поскорее осмыслить, что движет людьми, народами, начинающими войны, как повторяются витки истории, до какой степени, почему и как одна нация готова унижать другую, где тот болевой порог, после которого люди перестают быть людьми. Встряхнула «Українська культура» Ивана Огиенко. Кое-что я знала, придерживалась такого же взгляда, что и автор, но книга окончательно укрепила мою самоидентификацию.

Скажу из фильмов последних лет. История о дружбе писателя Томаса Вульфа и редактора Макса Перкинса «Гений» (книга тоже прекрасна); другой «Гений» – американский документальный телесериал-антология о жизни Эйнштейна; биографическая драма о Сэлинджере «За пропастью во ржи»; непростая история отношений отца и сына «Прощай, Кристофер Робин».

Естественно, это далеко не все, что зацепило меня.

– Что из профессионального посоветуешь посмотреть/почитать?

– Не стану советовать, т.к. книг сейчас много, есть хорошие. Я много читаю о текстах, работе автора со словом. Что-то беру на вооружение, в чем-то нахожу подтверждение своему подходу в работе, мимо чего-то прохожу. Это очень индивидуально.

– В чем ты лучшая?

– Я самая обыкновенная. Отдаю себе отчет, что есть гораздо лучше меня люди, жены, матери, редакторы, авторы. Но что знаю точно: я самая лучшая мама для своих детей. Они были мне даны, потому что именно такая мама им и была нужна.

Автор: Ирина Голубенко, Go Story It

Книгу Ирины Матвиенко «Записульки» можно приобрести здесь

Страничка Записулек

Страничка Ирины Матвиенко

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ