ПОДЕЛИТЬСЯ

***

– Папа все деньги пропил. Мама сказала. Теперь мне не купят самокат. И ролики тоже не купят. Я же не успела ему сказать, что хочу, – сетовала девочка лет шести-семи.

– Что ж за папа у тебя такой… Прям, беда… – вздыхала бабушка, еле поспевая за внучкой между торговыми рядами.

Большая трагедия маленького человека. Большая трагедия целой семьи.

***

– Алло. Привет. Как у вас дела? Можно ты побудешь сегодня моей жилеткой? – спросила в надежде грустная женщина.

– Конечно. А что случилось? – донеслось из трубки.

– Сил моих больше нет видеть все это! – воскликнула в сердцах и разрыдалась. Горько так. – Пьет. Каждый день практически. Дети все видят. Уже не скрою. Им стыдно. Мне за него стыдно. Разговаривать бесполезно – не хочет слушать, да и не слышит. Ни на трезвую голову, ни на пьяную тем более. Вечером еле домой дошел на автопилоте, спать увалился. Утром встал как ни в чем не бывало: «Доброе утро! Кофе будешь?» А мне даже смотреть на него больно. Все проходит мимо него.

– Понимаю тебя. У меня такой же.

– И что ты?

– А что я? Подожду, пока уснет, подушку на другую сторону и ложусь валетом. Поплачу. Что уже поделаешь, он семью обеспечивает. Вот и терплю.

– Я тоже валетом ложусь. Не могу перегаром дышать – тошнит. От такой жизни валетом тошнит.

Большая трагедия женщины. Большая трагедия целой семьи.

***

– Вы, прям, такой хозяйственный. Повезло вашей жене, – выслушав подробный заказ мужчины средних лет, отметила продавщица и улыбнулась. – Шашлык будете готовить?

– Это не мне. Жена с подружками едет встретиться.

– Не боитесь? А как загуляет с подружками, махнут лишнего?

– Ой, нет. Не она. Вот я мог. Вы не знаете, а я же был первым алкашом у нас тут. Двадцать лет назад. Пил беспробудно. Жена, бедная, настрадалась из-за меня. И стыдила, и плакала, и кричала, и выгоняла – ничего не помогало. Даже милиция.

– И что же вас остановило?

– Однажды утром проснулся. Похмелиться бы. Сел на кухне и как накрыло меня! Как увидел я кем стал, во что жизнь свою и жены превратил. Понял: надоело! Надоели эти пьянки-гулянки, слезы, крики, похмелье, жизнь в никуда. И все – как отрезало. С тех пор не пью. Даже пиво.

– Как же повезло вашей жене… – восхищенно сказала продавщица.

Большая победа пропащего человека. Большая победа целой семьи.

***

Маленькая девочка лет шести-семи не жаловалась, не злилась. Она просто сетовала, что не успела сказать папе.

Грустная женщина не сердилась, не злилась. Она просто плакала, все пытаясь смириться, понять, простить, принять. Все надеясь, что однажды ее муж перестанет пить и их жизнь валетом наконец-то закончится.

Мужчине средних лет однажды просто надоело…

Автор: Ирина Матвиенко, Останівка

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ